Официальный сайт Псковской митрополии Русской Православной Церкви
Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru

Об актуальных проблемах реставрации и современной церковной архитектуры

В. Д. Сарабьянов: «Не надо ничего копировать!»

Известный реставратор рассказывает об итогах визита Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла в Псковскую епархию в августе 2010 года, а также о новом церковном подходе к процессу реставрации, ситуации в Псковских и Соловецких храмах, экспертах министерства культуры, размышляет о проекте воссоздания монастырей Московского Кремля и о том, каким должен быть современный православный храм.

Встреча Святейшего Патриарха Кирилла около Спасо-Преображенского собора во время визита Святейшего Патриарха Кирилла в Псковскую епархию.

19 августа 2010 года.


"...Что касается проблем, с которыми я связан, то есть сохранения объектов историко-культурного наследия… Быть может, такой термин не очень подходит, он слишком отстраненный… Речь, конечно, идет о древних церквях и особенно о тех, где сохранились росписи. И вот здесь патриарший визит был принципиально важен и полезен. Поскольку, когда приезжает человек такого ранга, сразу решаются очень многие проблемы.

Дело даже не в местных чиновниках, а в том, что между церковью и тем, что называется музейным сообществом, существует все-таки некоторое напряжение. Оно проявляется в разной степени и в разных местах, но присутствует.

Раньше со стороны церкви можно было услышать такие заявления, что вот-де всё это имущество – и памятники и ценности – принадлежат только ей, и она будет ими распоряжаться так, как ей видится. Это вызывало в музейном сообщество абсолютно противоположную реакцию, когда говорили, что «церковь всё погубит».

На самом деле ни та, ни другая позиция неправильная. А правильная позиция только одна – надо договариваться обо всём, надо слышать друг друга и принимать решения, которые на пользу предмету, а не каким-то амбициям и настроениям той или иной части сообщества, музейного или церковного.

Сейчас это напряжение постепенно стало спадать. Наступил момент, когда во взаимоотношениях между церковью и представителями управления культуры и музеев наконец-то наступило почти что полное взаимопонимание.

Церковь поняла, что древние храмы требуют совершенно особого режима использования, в том числе, и богослужебного. Музейное сообщество, мне кажется, начинает окончательно осознавать, что церковное здание, храм не может жить без богослужения.

В каждом храме должно проводиться богослужение. А вот режим этого богослужения, некая формула, по которой все это будет проводиться, в каждом храме должна быть своя. И в ней должно быть учтено, какой памятник, какие в нем особенности, проблемы сохранности и так далее.

Сейчас, мне кажется, наметился переломный момент, когда все вдруг начали друг друга слышать и понимать. Пример Снетогора, с моей точки зрения, передовой, поучительный и очень положительный. Потому что и монастырь заинтересован в сохранности собора, в сохранности его древности, и всё сообщество, может быть, и не очень церковное, заинтересовано в сохранении этого историко-культурного наследия. Все вдруг стали относиться друг к другу с каким-то взаимным вниманием и уважением, почти все.

Когда Святейший приехал, он посмотрел на все это, и сразу сказал такие слова, которые лично мне внушают надежду и очень вдохновляют. Он сказал: «Вот, как хорошо у вас в храме. Как замечательно, что вы сохраняете именно древний облик этого храма, древний его интерьер, что вы не вносите в него ничего нового».

Вот, как построен и расписан этот собор в начале XIV века, так то, что сохранилось, и сохраняется. А что не сохранилось, то, увы, не сохранилось. Но никто не претендует на то, чтобы чем-то дополнить. Потому что, поймите, мы не имеем права внедряться в тело древнего памятника. Каждое наше внедрение – это его искажение.

И не надо забывать: в первую очередь все эти памятники – святыни для русской истории, для русской церкви и для православной веры. С ними связаны многочисленные имена выдающихся деятелей и истории, и культуры, и церкви. В этих местах бывали и молились те люди, которых мы сейчас почитаем как святых. Всё это создает некое общее представление о том, что это целостная структура, которая не подлежит никакому изменению.

Патриарх сказал, что реставрация церквей, где сохранились древние росписи, должна идти по пути предельно тщательного отношения к древности, предельно корректного подхода к их сохранению. Такие слова меня воодушевляют. Я всю жизнь этому посвятил.

Это вызревший подход. Конечно, для церкви это во многом новое слово, но оно вызрело. Это не просто воля Патриарха, хотя я со всем уважением отношусь к его образованности и удивительному интеллекту, к его широкому взгляду на эти предметы. Но все-таки, кроме личного момента присутствия Кирилла, этот подход долго вызревал и вызрел. Очень радостно, что это происходит.

Про псковский Мирожский монастырь

Что до реплик, которые были в прессе про ситуацию в псковском Мирожском монастыре… Понимаете, в прессе бывает все, что угодно. Когда кому-то очень хочется поскандалить, любой повод сгодится.

С мирожскими фресками все в полном порядке. Я там работаю с 91-го года. Их реставрировали малыми порциями, поскольку финансирование было очень сдержанное.

Но работы потихоньку движутся: в этом году мы заканчиваем западный объем. Северный и южный мы уже сделали. Там остаётся, собственно, барабан и алтарь. И мирожские фрески будут полностью отреставрированы.

Там прекрасный климат, хорошее хранение. Поскольку в Мироже тоже существует монастырь, долгое время там были довольно напряженные отношения между монастырем и музеем.

Сейчас всё более-менее сгладилось. Существует договор, подписанный всеми заинтересованными сторонами, а это – музей, монастырь, епархия и губернатор. Согласно этому договору, в соборе предписывается проводить то ли двенадцать, то ли шестнадцать богослужений в год. Они, правда, я уж не знаю, по каким причинам, не проводятся, но этот договор уже год, как в силе.

В прошлом году псковскими реставраторами были очень качественно проведены архитектурно-реставрационные работы. Они вывели этот храм из аварийного состояния. Мы даже не знали, в каком тяжелом состоянии он находился, поскольку его цокольная часть была совершенно сгнившая. Сейчас это все вычинено, отреставрировано, и храм получил запас прочности лет на сто.

Тому, что все работы сделаны качественно, я был свидетелем и готов подписаться под своими словами.

Теперь остается только завершить реставрацию фресок, но это опять-таки зависит от финансирования. Поскольку фрески там сложные в реставрации, работа должна быть очень тщательная, это нельзя делать быстро. Но если будет стабильное финансирование, её можно завершить лет за пять, и храм будет сдан, что называется под ключ"...

Дарья Менделеева

статья от 7 октября 2014 года - по итогам визита Святейшего Патриарха Кирилла в Псков в 2010 году

https://www.pravmir.ru/restavrator-vladimir-sarabyanov-ne-nado-nichego-kopirovat/